Как в Бориспольском суде фактически «слили» дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Суд отказался признать факт убийства «титушками» участника Евромайдана Юрия Вербицкого, решил, что преступной организации Александра Чеботарева во время Майдана не существовало, а осужденный Александр Волков может провести в тюрьме всего год.

16 апреля в Бориспольском горрайонном суде Киевской области закончили слушать дело о похищении и пытках участников Евромайдана Игоря Луценко и Юрия Вербицкого, а также убийстве последнего. Коллегия судей под председательством Юрия Кабанячего признала Александра Волкова виновным, но не по всем статьям обвинения. Суд назначил Волкову гораздо меньший срок, чем запрашивал Офис генпрокурора и потерпевшие, и применил «закон Савченко». Это значит, что Волков может выйти на свободу уже в начале следующего года. В издании «Ґрати» следили за делом, которое слушалось почти четыре года, и рассказывают, почему суд принял решение, ставшее неожиданным для всех.

Преступную организацию не доказали

Прокуроры департамента по расследованиям дел Майдана Офиса генпрокурора Юлия Малашич и Алексей Донской в суде доказывали, что похищение участников Евромайдана Игоря Луценко и Юрия Вербицкого — не одиночное преступление, а результат деятельности преступной организации, созданной для противодействия протестам на Майдане в 2013-2014 годах.

Обвиняемый Александр Волков занимал одну из руководящих ролей в иерархии этой организации (. Ее возглавлял его бывший одноклассник, друг Александр Чеботарев — известный «криминальный авторитет», контролировавший предприятия «Укрспирта». Кроме прочего Чеботарев был президентом черниговского футбольного клуба «Десна» и одним из бенефициаров группы компаний с аббревиатурой «БСМ», которая расшифровывается как «Бизнес Спорт Милосердие», и ряда других предприятий самого разнообразного профиля: от консалтинга до ресторанного бизнеса, строительства и благотворительности. У Чеботарева были обширные связи в руководстве страны, считает обвинение.

Во время Майдана «неустановленные следствием лица» привлекли Чеботарева к организации «титушек» для силового сопротивления протестам. С этой целью, доказывали прокуроры в суде, он создал преступную организацию, используя уже существующую иерархию из «финансово зависимых от него лиц». Волков был одним из таких людей.

Вопреки заявлениям Волкова, который утверждал, что в 2012 году он и Чеботарев поссорились и с тех пор общались только «по срочным вопросам», обвинение считает, что у них были тесные деловые связи. Волков и его жена Ярослава числятся среди сооснователей компаний Чеботарева «БСМ-Инвест» и «БСМ-Карпаты». Волков также был директором по экономическим вопросам в компании «БСМ Консалтинг».

Костяк группировки состоял из восьми человек. Чеботарев финансировал деятельность «титушек» и принимал непосредственное участие в планировании нападений, похищений и пытках «майдановцев». Роль Волкова — руководить «мобильными оперативными группами» «титушек», которых вербовали люди рангом ниже. Штаб группы Чеботарева находился в офисе возле Свято-Ильинской церкви на Подоле. На Оболони арендовали жилье для координаторов. В лесополосе возле метро Бориспольская установили палатки — место сбора «титушек». Туда же привозили и задержанных «майдановцев».

Руководители «титушек» убеждали их, что участники Майдана нарушали закон, а они, как ответственные и сознательные граждане, имеют право пресекать действия правонарушителей и передавать их в руки милиции. Связями с правоохранителями занимался сам Чеботарев. Один из засекреченных свидетелей рассказывал в суде, что Чеботарев звонил и встречался лично с сотрудниками милиции в здании МВД, чтобы договориться с ними об аресте задержанных его людьми «майдановцев». Он и его подчиненные, в том числе и Волков, много общались с Виктором Зубрицким — медиа-менеджером и продюсером телеканала «112». Следствие считает, что он координировал действия «титушек» от лица министра внутренних дел Виталия Захарченко.

Версия обвинения основывалась на показаниях «титушек» — вербовщиков и рядовых бойцов. Регулярные и частые контакты между известными участниками группы Чеботарева, а также связь Чеботарева с МВД подтверждали телефонным трафиком  номеров, которыми они пользовались на тот момент. Синхронные передвижения Чеботарева и его людей по городу доказывали данными телевышек, которые фиксировали перемещения телефонов. В суде изучили и журнал регистрации посетителей в офисе Чеботарева: согласно записям охраны, Волков регулярно там бывал, как и другие координаторы «титушек».

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Титушки в январе 2014 года. Схема составлена Татьяной Козак, инфографика — Антон Наумлюк, Стас Юрченко

Но суду этих доказательств не хватило, чтобы признать Волкова частью преступной организации.

Ссылаясь на практику рассмотрения уголовных дел, суд решил, что группа Чеботарева не была «устойчивым преступным объединением» со стабильным составом, тесными отношениями между его участниками, централизованным подчинением, единственными для всех правилами поведения и четким распределением функций участников. Суд посчитал, что «титушки» действовали исключительно «на коммерческой основе», за деньги, а не движимые подчинению авторитету или указам руководителя.

Показания свидетелей, которые говорили о деловых связях и иерархии участников группы Чеботарева, суд не принял, так как не увидел в них информации, «относящейся к предмету доказывания в этом криминальном производстве». Сам Чеботарев и его правая рука — Роман Щинкин, сбежали в Россию в 2014 году. Волков не скрывался, лишь потому, что был в курсе хода следствия и считал, что ему ничего не угрожает — предполагает следствие. В июле 2017 года его все же арестовали, когда расследование перешло из рук полиции в Департамент спецрасследований Генпрокуратуры.

Волков и его адвокаты все отрицали и называли версию событий, озвученную прокурорами, «надуманной».

Суд оправдал его по этому обвинению полностью. 

Истек срок давности

Хотя обвинение не смогло доказать существования преступной организации, суд все же согласился с прокуратурой, что Александр Волков руководил подготовкой и совершением незаконного препятствования организации и проведению собраний и митингов (с применением физического насилия.

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Антимайдан в Мариинском парке. Фото: Рустем Адагамов, www.facebook.com/adagamov

О том, как это происходило, тоже известно из показаний самих «титушек». Основным свидетелем против Волкова выступил Сергей Чемес — сотрудник в охранной фирме «5-й регион», директором которой был Юрий Крысин. Чеботарев привлек людей Крысина для набора «антимайдановцев». Этим занимались непосредственно Чемес и его коллега Павел Бялай. Чемес подробно рассказал в суде о событиях 20-22 января 2014 года, свидетелем которых был.

20 января он и Бялай заезжали вместе в офис на Подоле, где они получили от Чеботарева оплату за свою работу. Деньги забирал Бялай. Он выплатил Чемесу 100 долларов и дал по 50 долларов для людей, которых они нанимали. Остальные деньги отвезли домой к начальнику Крысину, как тот и просил.

Вечером того же дня, сообщил Чемес суду, был сбор «титушек» на Контрактовой площади. Туда же на черном внедорожнике подъехал Волков. Он пересчитал людей, организовал их по группам и дал задание: встать на выездах из города и останавливать автомобили и автобусы «майдановцев» «любой ценой», а также охранять сотрудников ДПС «от избиений». В тот же вечер «титушки» готовились похищать Луценко и Вербицкого. Помощник Чеботарева Роман Щинкин звонил Чемесу с просьбой найти людей — 15-20 человек, которые «без лишних вопросов» готовы выполнять работу «за хорошие деньги». Но Чемес не смог никого найти — никто не хотел ввязываться. За это он получил выволочку от своего начальника Крысина, который позвонил ему с Мальдив, где отдыхал в это время.

21 января утром Бялай и Чемес снова заехали в офис на Подоле за деньгами. Чеботарева в этот раз пришлось подождать. Пока сидели в приемной, Чемес заметил там людей «спортивного телосложения» с тактическими сумками для оружия, а также встретил своего знакомого, который рассказал ему, что в офис уже два дня привозят «майдановцев».

Когда появился Чеботарев, он позвал Бялая и Чемеса к себе в кабинет. Там уже был и Волков, который объяснялся перед Чеботаревым, почему накануне их люди не задержали ни одного «майдановца». Все потому, оправдывался Волков, что их поделили на слишком маленькие группы — по 10-15 человек, в то время как «майдановцы» ходили по 20-40 человек. Недовольный результатом работы Чемеса и Бялая, Чеботарев все же попросил их собрать на вечер еще 400 человек. После Бялай забрал обещанную оплату. Из них 1300 долларов — на выплаты людям, а 100 долларов — для Чемеса.

Вечером, свидетельствовал Чемес, он снова видел Волкова на Контрактовой площади. Волков собрал старших групп и сказал им поделиться по 100 человек и ехать на выезды из Киева, где караулить и останавливать машины «майдановцев». Когда выяснилось, что люди ничем не вооружены, он попросил Чемеса отправить машину в офис к Чеботареву и взять там черенки от лопат и газовые баллончики. Чемес послал туда Виталия Чередника, который потом тоже свидетельствовал в суде и подтвердил слова Чемеса.

В тот же вечер Чемес по просьбе Романа Щинкина встретил на трассе «Вышгород-Киев» два пассажирских автобуса с «группами быстрого реагирования» и для «силовой поддержки в случае осложнений». Похожие автобусы Чемес увидел на трассе на Борисполь. На них приехали люди в белых балаклавах, ими руководил Евгений Жилин — глава харьковского бойцовского спортклуба «Оплот». Жилин сообщил Чемесу, что его люди уже задержали «майдановца», и держат его в палатке неподалеку. Чемес потом увидел его своими глазами. Как установило потом следствие, это был оператор Владислав Иваненко, которого «титушки» похитили его со станции метро Петровка. Когда при допросе выяснилось, что он не имеет отношения к Майдану, Иваненко отпустили.

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Юрий Крысин. Фото: Сергей Нужненко, Радіо Свобода (RFERL)

На следующий день, 22 января, Чемес и Бялай встретили в аэропорту своего начальника Крысина и все вместе поехали к Печерской Лавре на разговор с Чеботаревым. Тот был недоволен работой людей Крысина и высказывал ему, что «его 100 парней» сделали больше, чем 400 человек, организованные Чемесом и Бялаем. Но по окончанию разговора отдал Крысину пачку денег — 200 тысяч долларов. Из них Чемес получил за работу 15 тысяч.

Павел Бялай во время следствия подтвердил показания Чемеса, но уже в суде отказался от них и заявил, что оговорил себя под давлением. Сейчас он находится в СИЗО по обвинению в нападении на участников Майдана и покушении на убийство журналиста «Вестей» Вячеслава Веремия.

Его начальника Юрия Крысина суд уже признал виновным в нанесении телесных повреждений журналисту Веремию, вследствие которых тот умер. Его продолжают судить по обвинению в противодействии акциям протеста на Майдане. Крысин отрицает все обвинения.

Волков в суде утверждал, что Чемес его оговорил, находясь под контролем правоохранителей и «чтобы избежать ответственности за преступление, которое он совершил», имея в виду соучастие в убийстве журналиста Веремия. Чемесу действительно инкриминировали сначала статью об убийстве, но в ходе следствия обвинение изменили. Чемес пошел на сделку со следствием, признал вину и дал показания в делах других «титушек». В итоге получил три года и три месяца и вышел на свободу уже через несколько месяцев «по закону Савченко».

Пытаясь опровергнуть слова Волкова об оговоре, прокурор Алексей Донской утверждал в суде, что Чемес до Майдана не был знаком с Волковым и у него не было оснований давать против него ложные показания. К тому же Чемес не рассказал ничего конкретного об участии Волкова в похищении «майдановцев» Луценко и Вербицкого, как это было бы удобно следствию и обвинению.

«Чемес рассказал только то, что он знал, и ничего больше», — отметил Донской, выступая в суде на дебатах.

У следствия, утверждал прокурор, на момент дачи показаний, не было рычагов давления на Чемеса. Статью об убийстве ему переквалифицировали не потому, что Чемес сотрудничал со следствием, а потому что действительно не нашлось доказательств его причастности к убийству.

Коллегия судей Бориспольского райсуда, взвесив аргументы, все же поверила стороне обвинения и представленным ею доказательствами, а не словам Волкова. Судьи приняли во внимание и показания Бялая во время следственного эксперимента и опознания, несмотря на то, что он потом от них отказался.

В итоге суд признал Волкова виновным в организации противодействию Майдану. Но тут же освободил его от наказания в связи с окончанием пятилетнего срока давности привлечения к ответственности по этой статье.

«Обстоятельства, являющиеся основанием для приостановления или прерывания срока давности, не установлены», — отметил в своем решении суд.

Умер от переохлаждения

Сергей Вербицкий, брат погибшего от пыток «титушек» ученого-сейсмолога Юрия Вербицкого, в суде требовал для Волкова пожизненного заключения. Сторона обвинения утверждала, что доказала не только факт похищения и пыток «майдановцев», но и убийства «вне разумных сомнений», и посчитала, что 13 лет лишения свободы для Волкова будет достаточным наказанием за все совершенные преступления.

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Юрий Вербицкий. Фото: сайт Небесна Сотня, www.nebesnasotnya.in.ua

Как известно из материалов дела, «титушки» изначально охотились за Игорем Луценко, который тогда был заместителем коменданта лагеря на Майдане и членом Совета всеукраинского объединения «Майдан». У них была задача: допросить Луценко об организаторах протестов, их планах, источниках финансирования; кроме того была и другая цель — запугать протестующих. «Титушки» знали о передвижениях Луценко — эти данные они получали от милиции. Поэтому, когда вечером 20 января Луценко откликнулся на вызов помощи и повез раненого активиста Юрия Вербицкого в Александровскую больницу, там их уже поджидали.

Следствие установило девятерых человек — непосредственных исполнителей похищения: это Александр Медведь, Николай Якубович, Александр Ляхович, Николай Богдан, Виктор Тындюк, Дмитрий Щукин, Сергей Мыслывый, Александр Тендит и Юрий Таран.

Чтобы координировать группу на месте, из офиса Чеботарева к больнице выехали по очереди сначала Владимир Неживов — начальник службы безопасности Чеботарева, а потом и Волков.

Медведь и Якубович, которые были на внедорожнике, наблюдали за дорогой и сообщили другим, когда машина Луценко заехала на территорию больницы. Как только Луценко и Вербицкий зашли в офтальмологическое отделение больницы, их схватили «титушки». Активистов вытащили на улицу и кинули в микроавтобус «TOYOTA НІ АСЕ», за рулем которого был Виктор Тындюк. Автомобиль покинул больницу и поехал в сторону трассы «Киев-Борисполь». Медведь и Якубович, выехавшие следом, направились в офис на Подоле и ожидали там дальнейших указаний. Туда же поехал Волков, а вслед за ним через некоторое время и Неживов.

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Игорь Луценко. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Луценко и Вербицкого вывезли на территорию Бортнического лесничества, где Тендит, Богдан и Мыслывый устроили им допрос, сопровождая его избиениями палками, ногами и руками. Они требовали рассказать, кто финансирует и организовывает Майдан, формулирует требования и составляет планы протестующих.

Как свидетельствовал в суде Луценко, ему казалось, что львовянина Вербицкого избивали особенно жестоко, и когда их снова посадили в микроавтобус, тот был без сознания.

«У меня было ощущение, что нас там убьют», — говорил Луценко.

Изучив данные перемещения Волкова по биллингу его телефона, следствие установило, что в тот период Волков выехал из офиса на Подоле в сторону Бортнического лесничества по маршруту транспортировки «майдановцев». Потом позвонил Щинкину, который находился на Оболони вместе с Чеботаревым, и поехал к ним. Пробыв там около получаса, Волков поехал на Подол, в район офиса. Звонил Неживову, чтобы передать распоряжения по дальнейшим действиям, а тот перезвонил Тындюку. После этого звонка Тындюк повез Луценко и Вербицкого в свой гараж №236 в гаражном кооперативе «ГСК-12» в Дарницком районе. Активистов Майдана держали там с 7 утра до 4 часов дня и продолжали пытать.

Луценко рассказывал в суде, что ему натянули на голову пакет, обмотали скотчем, оставив только маленькую дырку возле носа. Он также слышал, как какие-то двое его охранников говорили: «Ну что? Сдаем на РОВД?». После окончания допросов в помещение, где находился Луценко, принесли человека. Все еще с пакетом на голове, он не видел, кто это, но понял, что Вербицкий: мужчина тяжело и часто дышал. После 16:00 Луценко и Вербицкого вывезли из гаража в разных направлениях. Луценко выпустили в селе Процив Бориспольского района. Он смог выйти к людям и попросить помощи.

Вербицкий не спасся. Его нашли уже мертвым под дорожным знаком «Гнедин» — села в Бориспольском районе. Он восемь часов пролежал на десятиградусном морозе. На голове у Вербицкого был пакет, заклеенный скотчем. Вероятно, Вербицкий приходил в себя, так как скотч был разорван. Медицинская экспертиза показала, что у него были сломаны 14 ребер и повреждены внутренние органы. Однако судмедэксперт утверждал, что Вербицкий мог двигаться и имел шанс выжить, несмотря на тяжелые телесные повреждения.

Прокуратура с этим заключением была не согласна и утверждала в суде, что «титушки» понимали, что Вербицкий мог умереть, когда они выкинули его почти бездыханного на сильном морозе.

«Холод — это орудие убийства!» — заявила в дебатах адвокатка потерпевшего Вербицкого Евгения Закревская. Она указала на фото тела Вербицкого: на нем видно, что он не пытался свернуться калачиком и согреться — так бы сделал человек, который умирал бы в сознании. Закревская в своих аргументах ссылалась на решение Европейского суда по правам человека, который рассматривал дело «Луценко и Вербицкий против Украины».

Европейский суд возложил ответственность за убийство Вербицкого и другие действия «титушек» на государство, поскольку криминалитет избивал, похищал и пытал активистов Майдана под контролем или по указанию властей.

Также суд указал на то, что правоохранительные органы так и не расследовали дискриминационный мотив в пытках и убийстве Юрия Вербицкого, несмотря на то что об этом свидетельствовал Луценко.

«В соответствии с устоявшейся прецедентной практикой Суда и с учетом имеющейся информации и событий в Украине в то время, это утверждение требовало тщательного расследования относительно того, было ли происхождение Юрия Вербицкого из Западной Украины фактором, способствовавший жестокому обращению с ним и смерти. Однако в ходе расследования таких соображений, судя по всему, не было», — говорилось в заключении ЕСПЧ от 21 января 2021 года.

Волков полностью отрицал, что причастен к похищению активистов Майдана. В своих показаниях он утверждал, что с похитителями не знаком. А в ночь похищения он был не в офисе Чеботарева, а с компанией в бане, расположенной по тому же адресу, где и офис. Он также утверждал, что его телефон взял человек, который был вместе с ним в бане, но уехал. Так он пояснил то, что телефон зафиксировали возле Александровской больницы. Волков не мог вспомнить, куда он ездил после бани.

«У меня много было в жизни ночей, что я не помню где я был и ездил. Некоторые ночи я помню, некоторые нет — как любой человек», — говорил Волков.

Коллегия судей Бориспольского горрайонного суда учла, что показания Волкова опровергались показаниями свидетелей, данными о перемещениях телефона и трафиком соединений. Однако судьи не прислушались к доводам обвинения и потерпевших, а также решению ЕСПЧ и постановили, что Вербицкий умер в результате переохлаждения. Суд посчитал, что умысла убивать его у «титушек» не было, а физическое насилие они применяли только для того, чтобы получить информацию об организации акций протеста. Это, по мнению суда, подтверждают показания потерпевшего Луценко и тот факт, что его отпустили после допросов.

Статью об умышленном убийстве (, которую инкриминировали Волкову, суд переквалифицировал на оставление в небезопасности (. Остальные статьи — организацию похищения (и пыток ( — оставили.

Как в Бориспольском суде фактически слили дело об убийстве и почти оправдали бандитов

Александр Волков. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Волкову назначили окончательный срок в виде лишения свободы на 9 лет. Срок наказания посчитали со дня его задержания 29 июля 2017 года. Время, проведенное в СИЗО, ему пересчитают по «закону Савченко», засчитывающий день в изоляторе за два, хотя задержание Волкова произошло тогда, когда закон утратил свое действие.

По решению суда Волков должен будет выплатить Луценко материальный ущерб в размере почти 33 тысяч гривен и моральный — в размере 450 тысяч гривен. Брату Вербицкого Волков должен возместить моральный ущерб в размере 450 тысяч гривен. Государству Волков оплатит 147 тысяч гривен за экспертизы.

Сторона обвинения уже заявила, что будет оспаривать приговор. Волков продолжает утверждать, что он не виновен.

Автор: Татьяна Козак; Ґрати

 

Додайте свій відгук